(Minghui.org) 

Здравствуйте  уважаемый Учитель и соученики!

Я начала выполнять упражнения Фалунь Дафа со своими родителями в пятилетнем возрасте. Мои родители эмигрировали в США, когда им было 10 и 11 лет. Трое моих братьев и я родились в районе залива Сан-Франциско, и шестеро из нашей семьи практикуют Дафа. Мой папа стал совершенствоваться первым, так как считал практику очень хорошей, и мы последовали его примеру.

Поскольку я была маленькой, то не имела понятия, что такое самосовершенствование. В то время практикующие каждые выходные проводили занятия в школе Минхуэй в чьём-либо доме. Некоторые дети были примерно моего возраста. Все они могли читать «Чжуань Фалунь» по-китайски, причем некоторые из них не нуждались в помощи. Члены моей семьи разговаривали на английском языке и только с бабушкой говорили на кантонском диалекте, поэтому я не знала китайского языка.

Когда я впервые посмотрела Книгу на китайском языке, иероглифы показались мне похожими на кучу черных точек. Я даже открыла книгу не с той стороны. Когда я увидела, что другие дети читают, я тоже захотела научиться читать по-китайски.

В китайском языке каждый иероглиф имеет глубокий смысл. Более того, это Закон Учителя, поэтому я надеялась прочитать его однажды. Тогда я также не знала, что существуют упрощенные и традиционные версии книги. Поскольку черные точки в одной книге выглядели  лучше, я решила прочитать традиционную версию «Чжуань Фалунь».

Однажды папа купил «Чжуань Фалунь» на английском языке. Теперь я часто читаю «Чжуань Фалунь» то на китайском, то на английском языках.

Мой отец помогает мне понять поверхностный смысл иероглифов, когда у меня возникает проблема с пониманием того, что я читаю. Но я знаю, что глубину Закона можно постичь только самому. Все понимают по-разному.

Танец это форма самосовершенствования

Когда мне было девять лет, родители захотели, чтобы мы больше узнали о китайской традиции. Они предложили нам, девочкам, учиться китайскому танцу. Я не знала, что это будет так трудно. Учителя заставляли нас садиться на шпагат в первый же день занятий, но я не могла этого сделать. Ученица B начала заниматься раньше меня, поэтому она могла выполнить шпагат. Она подбодрила меня, сказав, что я сделала это лучше, чем она в первый раз. Мне казалось, что это невозможно. Из-за боли я не могла говорить, пока она разговаривала с ученицей А, делая шпагат.

На следующей неделе я сказала учителям, что не хочу посещать танцевальный класс. Честно говоря, я боялась трудностей и не хотела переносить боль. Они сказали мне, что трудности – это хорошо. Как совершенствующимся, нам нужно устранить карму и накапливать добродетель, это хорошая возможность. Ученицы A и B могли хорошо делать это, потому что много работали.

Я много раз читала стихотворение Учителя «Выстрадать душой» из Хун Инь, но только теперь я его понимаю. Если бы я упустила тот шанс, я бы пожалела об этом позже, поэтому я терпела. Мы тренировались каждую неделю в течение нескольких часов. Сначала мы делали растяжку и разогревались на станках, затем поворачивались лицом к зеркалу, чтобы сделать стойку на руках, за которой следовали шпагат, махи ногами, кувырки и т. д.

Учителя говорили на мандаринском наречии, и мои сверстники переводили для меня. После занятия я чувствовала боль в течение нескольких дней, и как только она проходила, у меня снова был урок. Я училась в школе танцев около двух лет и поняла, что танец также является формой совершенствования. Если бы я хотела хорошо танцевать, мне пришлось бы страдать – если не потеряешь, то не приобретёшь.

Посещение танцевального класса помогло мне обнаружить множество пристрастий, в том числе зависть, хвастовство, фанатизм, стремление к соперничеству и так далее.

Моей самой большой привязанностью был страх: страх боли, страх получить травму и страх устать. Я брала пример с учениц А и В и хотела быть такой же умной, понимать учителя и хорошо танцевать. Я думала, что они могут учиться быстро, потому что у них меньше кармы. Теперь я понимаю, что я не старалась так же, как они. По возвращении домой я думала только о расслаблении, пока они практиковали.

Я думала, что мы втроём пройдём один и тот же путь совершенствования. Совершенствование — это не просто закалка тела, но и закалка своего характера. Мне нужно было изменить образ мышления, чтобы улучшить себя.

Самое трудное это совершенствование Синьсин

Мой папа хотел, чтобы мы подготовили несколько выступлений для предстоящих мероприятий Дафа. Мои братья и сестры и дети других практикующих участвовали в многочисленных парадах. Мы видели вокруг себя много улыбающихся лиц. За нами несли флаги и знамена Дафа. У нас также была возможность выступить. В каждом мероприятии мы выполняли две роли.

Однажды новогоднее гала-представление телевидения  NTD должно было состояться в Сан-Франциско. Для продвижения этого события наш отец попросил нас выступать везде, где возможно. Каждые выходные мы выступали на улицах, тротуарах, в торговых центрах, на выставочных площадках, в библиотеках и т. д. Сначала было радостно и интересно, но со временем мы стали уставать.

Перемещаясь в другое место, мы должны были учитывать окружающую обстановку. Иногда площадка была грубой, грязной или скользкой. Ради безопасности мы часто в последнюю минуту меняли некоторые танцевальные движения. Если в середине нашего танца вдруг начинался дождь, мы продолжали выступать. Однажды зимой мы полетели в Нью-Йорк, чтобы выступить. На улицах уже был снег, но мы танцевали в тонкой одежде.

В канун Рождества мы выступали в Сан-Франциско на площади Юнион-сквер в течение восьми часов, с полудня до восьми вечера. Это было наше самое длинное представление. Тогда самой молодой исполнительницей была моя двухлетняя сестра. Аудитория продолжала вдохновлять нас,  придавая нам сил продолжать выступление.

Я думаю, что мне  было труднее всего совершенствовать Синьсин, когда я видела, что обычные ребята отдыхают в выходные, веселятся и получают удовольствие. Каждые выходные, если я не занималась разъяснением правды, то посещала урок танца. Во время длительных каникул мои сверстники получали удовольствие, в то время как я училась или занималась продвижением  Shen Yun. Я знала, что я делаю нечто необыкновенное, но беззаботное времяпровождение до сих пор продолжало привлекать меня. Каждый раз, когда я готова была отступить, я думала о преследовании практикующих в Китае. Они живут в опасных условиях, в то время как я в безопасности в Соединенных Штатах. Я не имела права жаловаться.

У каждого свой путь

Когда мне исполнилось 13 лет, я поехала в Горы, чтобы пройти тестирование в Shen Yun с ученицами  A и B. Мы не отвечали требованиям по росту для женщин, но учителя заметили, что мы не новички в танце, поэтому они позволили нам остаться. Каждый день мы занимались танцами, репетировали, делали групповые упражнения, изучали Закон и регулярно посещали классы.

Это был мой первый опыт в такой замечательной среде, где совершенствование и танец дополняли друг друга. Раньше я то тренировалась, то прекращала, поэтому медленно прогрессировала. Теперь мы тренировались ежедневно с утра до ночи. Кроме того, Учитель лично исправлял наши движения, поэтому всё продвигались очень быстро.

Когда я видела, как мои сверстники тренируются, превозмогая боль, и не сдаются, это трогало меня до слёз. Я также чувствовала, как Учитель молча помогал мне очищать тело время от времени. В этой среде все помогали друг другу, поддерживали друг друга и заботились друг о друге. Такие слова как «усталость», «тяжелая работа» и «сдаться» не должны были использоваться. Чем дольше я находилась там, тем больше чувствовала, что это реальность. Мои воспоминания о школе в обычной жизни были похожи на сон.

Я никогда не забуду, как мы впервые репетировали всё шоу. Учителя сидели впереди, а Учитель в центре. Я принимала участие только в двух танцах. В первом танце я была маленькой феей с флейтой, это была небольшая роль. В последнем танце я стала нервничать и забыла танцевальные движения.

Я старалась сохранить милосердное состояние, глядя прямо перед собой, но Учитель тоже был там, поэтому я начала нервничать. Я почувствовала, что прожектор, глаза, живые существа, включая Учителя, смотрят только на меня одну. Я так нервничала, что начала дрожать и не двигалась синхронно с танцорами позади меня. Однако, после того как я увидела Учителя, мои мысли стали более праведными. Я поняла, что на разных уровнях существует бесчисленное множество Богов, которые следят за нами, когда мы совершенствуемся.

Примерно через два месяца преподаватель попросила ученицу B и меня остаться для разговора. Она сказала, что наши родители приедут забрать нас домой. Ученица  А осталась, потому что она была самой высокой, но мы всё еще не соответствовали требованиям роста. Я увидела, что ученица B кивнула с пониманием, а я расплакалась. Через две недели мама ученицы B приехала, чтобы отвезти нас домой.

По возвращении домой я не могла понять, почему меня не приняли. В голове крутилось множество мыслей. Я думала, что это была не только проблема роста, но и моё последнее выступление. Или я не усердно совершенствовалась?

Я так много и так долго работала над танцем, что думала, что наконец нашла свой путь совершенствования. Каждую ночь мой разум кружил вокруг одних и тех же вопросов, пока я снова не начинала плакать. Я не думала, что мои родители поймут меня или смогут помочь, поэтому я никогда не говорила об этом с ними.

Потом я вспомнила, что Учитель сказал: «…ты считаешь себя способным ко всему, но не судьба тебе этим заняться; он человек неспособный, но это ему на роду написано…» (Чжуань Фалунь)

Кроме того, я не могла отпустить чувства. В Нью-Йорке я скучала по своим родным. Когда пришло время уезжать, мне трудно было расстаться с людьми в горах. Я думала о них, как о своей новой семье. Я была слишком жадной, слишком упрямой. Я также забыла о цели поездки туда. Как ученикам Дафа, нам нужно делать три дела хорошо. Каждый раз, когда я убирала пристрастия, моё сознание немного очищалось, и уровень повышался.

Затем я подумала, что когда Shen Yun приедет в Сан-Франциско, у меня будет больше шансов пройти тестирование. Тем не менее, каждый год после того, как я немного подрастала, их требования также возрастали. Три года спустя я поняла, что не смогу догнать. Я поняла, что у всех разные пути.

Испытания Синьсин

Я решила изучать дизайн в колледже и хотела закончить учебу раньше, поэтому училась и в летнее время. Потом отец сказал мне, что я должна изучать также психологию и сдать два экзамена. Он предположил, что это будет полезно для моего мышления. Я не очень хотела, но всё равно стала изучать. Тем не менее, я сказала, что после окончания учёбы хочу немного отдохнуть и попутешествовать, прежде чем устроиться на работу.

Но через три дня после того, как я закончила учебу, отец организовал интервью с менеджером Дацзиюань в Сан-Франциско. Я много училась, чтобы отдохнуть и закончила учёбу за три года. Я ещё не прошла церемонию окончания учебы, к чему такая спешка? Теперь я понимаю, что такое мышление было вызвано моей привязанностью к комфорту.

Папа предложил мне поработать в течение месяца, и я начала работать. Мне казалось, что я снова вернулась в Китай. Газета и реклама были на китайском языке, изучение Фа было на китайском, электронные письма, встречи были тоже на китайском языке; и даже моё программное обеспечение для проектирования дизайна было на китайском. Программа  для перевода Google стала моим лучшим другом.

Каждый день дорога на работу занимала у меня около трёх часов. Утром я уходила на работу, выполняла упражнения и изучала Фа, а днём готовила рекламу. Если я уходила с работы в 17:30, то приходила домой около 19 часов. После ужина я продолжала составлять макеты для газеты следующего дня. Я засыпала около полуночи. То же повторялось с понедельника по пятницу, и один месяц превратился в трёхмесячную стажировку.

Мой руководитель попросил меня остаться, но мне не очень хотелось. Отец хотел, чтобы я нашла обычную работу, но я рассердилась. Мне казалось, что он относится ко мне как к инструменту или какому-то эксперименту. Я больше не могла выдерживать этого, поэтому я ответила согласием на просьбу моего руководителя и подписала контракт на один год. Сейчас я работаю в Дацзиюань второй год . У меня всё еще есть  трения по Синьсин с отцом, но уже не такие серьёзные.

Дорожить кармическими отношениями

Учитель сказал:

«Когда вы достигнете Полного Совершенства и вернётесь, даже если вы захотите опять встретиться, это будет почти невозможно. Поэтому вы должны дорожить этой частью ваших кармических отношений. И ещё, эти ваши связи по судьбе были переплетены между собой, и в каждой жизни, в каждом веке вы формировали разные судебные связи. Это было очень нелегко. Поэтому кооперируйте хорошо, выполняя дела. Дела каждого ученика Дафа – это дела всех. Не создавайте больших барьеров между вами из-за каких-то маленьких, незначительных дел. Так ничего не получится. Дорожите всем этим». (“Лекция Фа на конференции Дафа в районе большого Нью-Йорка”)

Я поняла из Закона Учителя, что есть моменты, когда во время работы каждый мыслит по-своему. Ради общего улучшения все должны хорошо сотрудничать.

Поскольку мой отец является координатором, он часто занят. Когда ему нужна помощь, моя совесть не позволяет мне отказать. Когда был опубликован новый Лунь Юй, я позаботилась о его замене в книгах «Чжуань Фалунь» для нашей семьи. Затем, после нашего совместного изучения Закона отец дал мне большую стопку книг «Чжуань Фалунь» и попросил меня обновить их. Я снова закипела от гнева. Обычно я занята работой, а теперь мне придётся обновлять все книги. Он даже не спросил меня, прежде чем пообещать другим. У каждого человека было несколько книг для обновления.

Это тоже совершенствование. Чтобы у меня появилось больше времени на обновление Книг, мне нужно было работать быстрее. Мои руки и мыслительный процесс ускорились. Я также поняла, что мне нужно быть спокойной, исправляя эти драгоценные Книги. Я бы стала допускать ошибки, если бы у меня появились плохие мысли.

Подготовка к Конференции Фа в Сан-Франциско

Всё больше людей участвуют в наших конференциях по обмену опытом, что требует от нас предварительной подготовки. В 2016 году на конференции в Сан-Франциско мой отец должен был подготовиться к параду и музыкальному выступлению на месяц раньше. На подготовку у нас было время только ночью. Около полуночи папа тестировал свои колонки, из-за чего мы не могли уснуть. Тогда ему также пришлось отправиться в командировку в Японию, и он не был уверен, вернётся ли вовремя. У него также не было времени обучить других, поэтому каждую ночь он учил моего брата и меня. Благодаря планам Учителя наш папа вернулся на несколько дней раньше, и мы не испытывали такого напряжения.

В день парада нам нужно было прибыть рано, чтобы подключить музыку и подготовить  грузовик для инсценировки пыток. После парада мы искали повсюду маленькие и большие мегафоны, которые арендовали. После того, как мы их нашли, нам нужно было их подзарядить для вечера памяти со свечами. Мы также должны были раньше приехать на место, чтобы подготовить всё для проведения Конференции Фа.

Я чувствовала большую усталость и сонливость, но когда слушала лекции Учителя, то определенно ощущала бодрость. В конце концов, Учитель не вышел, и я была разочарована. Некоторые считали, что это помехи, но для меня это было проверкой.

Когда я была в Горах, то видела Учителя каждый день. Я думала, что, если я его больше не увижу, то не буду повышаться. Я поняла, что искала помощи извне. На самом деле, если бы я не продвигалась усердно, то мне было бы стыдно видеть Учителя.

После окончания Конференции Фа все могли расслабиться. Наша семья должна была остаться и убрать помещение.  На следующий день я решила пойти на парад. Несмотря на усталость, я была счастлива, потому что там было много людей, которые смотрели парад.

Работа по обеспечению безопасности для проектов Дафа

В этом году я начала заниматься обеспечением  безопасности для Shen Yun. В то же время сотрудница нью-йоркского отделения телевидения NTD попросила меня и пожилого практикующего отправиться в Феникс (штат Аризона) и выступить на праздновании китайского Нового года. Она сказала, что в прошлом году менеджеру очень понравился мой танец с радужной ленточкой, поэтому в этом году она пригласила меня снова выступить. Я не танцевала долгое время, а каждый день сидела перед компьютером, поэтому не думала, что смогу хорошо выступать. Однако, для студентов Сянь Юнь авиабилеты стоили очень дорого. Она подчеркнула, что я действительно нужна там, поэтому я согласилась на эту просьбу.

В четверг вечером человек, ответственный за безопасность, сказал мне, что им нужно больше людей. Я знала, что мой брат тоже поедет, поэтому попросила его взять с собой костюм в театр. Рано утром я торопилась на работу и случайно подвернула лодыжку.

Моя первая мысль была: «С каких это пор я стала настолько слабой? Я падала бесчисленное количество раз, когда танцевала, но никогда не подворачивала лодыжку». Я просто не верила, что не могла нормально ходить, но решила, что я не позволю этому оказывать влияние на мою работу по безопасности. Несмотря на то, что мне было больно, я стояла у больших дверей, куда входили и откуда выходили зрители. По дороге домой, чем дольше я шла, тем больнее мне становилось, поэтому я стала прыгать.

Я обещала выступить в Финиксе через две недели, но теперь из-за травмы у меня был повод отказаться. Но я поняла, что эта мысль была неправильной. Нам нужно было продвигать традиционную китайскую культуру и Shen Yun. Пожилому практикующему, который не знал английского, было бы трудно делать это одному. Мне нужно было укрепить праведные мысли.

На самом деле, преимущество танца соло — это возможность свободно менять ход движений в любое время. Никто не заметил бы ошибки. В день выступления мы с пожилым практикующим отправились в аэропорт рано утром.

Когда Shen Yun прибыл в Финикс в марте, один человек из нашей электронной рассылки спросил, есть ли ещё билеты. Кто-то ответил, что они были распроданы месяц назад. Я поняла, что каждый важен. Речь идёт не о том, сколько людей прикладывают усилия, важно то, что все хорошо сотрудничают с праведными мыслями.

Эти восемнадцать лет совершенствования кажутся длинным периодом, но были времена, когда казалось, что время летит быстро. Есть много молодых практикующих, таких как я, которые получили Фа в очень раннем возрасте и являются молодыми ветеранами-практикующими.

Я надеюсь, что в это решающее время выйдет вперёд больше молодых людей, чтобы завершить свою миссию. Это может быть сложно, но когда я сталкиваюсь с трудной ситуацией, я повторяю стихотворение Учителя из Хун Инь:

«Достигнув Полного Совершенства, получишь

статус Будды, Страдания за радость принимая.

Но мучениями не считаются страдания тела,

Совершенствование сердца пройти всего

труднее. Необходимо преграду каждую

пробить,

А дьяволы везде и всюду.

Спустились все сотни мук,

Посмотрим, как ты будешь жить?

Перенеся страдания мирские,

Уйдя из мира, станешь Буддой ты.»

(«Выстрадать душой» из сборника Хун Инь)

(Опыт представлен на Конференции Фалунь Дафа по обмену опытом совершенствования в Нью-Йорке, 2017 г.)