(Minghui.org) В апреле прошлого года в мой дом приехали полицейские из местного подразделения внутренней безопасности. Они обыскали весь дом и арестовали меня. Один из них сказал, что это произошло потому, что несколько дней назад я была в местном полицейском участке и рассказывала полицейским о Фалуньгун.

В время допроса я заметила, что всё записывается на аудио, поэтому объяснила им, что статьи 35 и 36 Конституции Китая защищают свободу веры и слова. Кроме того, статья 245 Уголовного кодекса запрещает вторжение в частную собственность без ордера на арест. Я сказала им, что любой, включая правительственных чиновников, будет отвечать за свои действия.

Трое из них выслушали меня. После того, как я привела им несколько примеров, в которых полицейские освобождали практикующих без каких-либо условий, они обсудили это, и один из них сказал мне, что я могу пойти домой.

Как только я вышла из полицейского участка, ко мне сразу подъехала полицейская машина и отвезла меня обратно в полицейский участок. Один из полицейских сказал, что они не закончили какие-то процедуры.

Смотреть в себя

На следующий день несколько полицейских перевезли меня в следственный изолятор. Находясь в камере, я вспоминала всё, что произошло, задаваясь вопросом, что я могла сделать неправильно. В конце концов я осознала, что аресту и задержанию способствовали нетерпение, борьба, чувство обиды и ещё не изжитые элементы партийной культуры.

Затем я кое-что вспомнила. Когда в прошлом году мы с соученицей отправились в бюро внутренней безопасности рассказывать полицейским о Фалуньгун, один из них по имени Ван предложил нам чай. Он сказал, что в его сознании происходит борьба. С одной стороны, он знал, что практикующие Фалуньгун были невиновны. С другой стороны, он должен был выполнять свою работу, чтобы зарабатывать на жизнь, и не осмеливался игнорировать приказы сверху.

 «Как насчет того, чтобы найти другую работу?» – спросила я его. «Все не так просто, – ответил он. – Я думал об этом, но найти другую работу сложно».

Так что он участвовал в многочисленных арестах, в том числе в нескольких случаях, связанных со мной. Он также применял ко мне пытку «скамья тигра». Я много раз пыталась рассказать ему, что такое Фалуньгун, надеясь, что он прекратит совершать плохие дела. Но он был как робот и продолжал делать то, что ему говорили.

На этот раз Ван снова был среди арестовавших меня полицейских. Размышляя обо всем этом, я почувствовала негодование. В то же время я использовала его как зеркало и увидела в себе некоторые из моих собственных проблем. Например, хотя я много лет пыталась избавиться от грязных мыслей, они все ещё существовали внутри меня.

Затем я вспомнила слова Учителя из «Проповеди Закона на Конференции Фа 2015 г. в Нью-Йорке»:

«И всё же вы пришли. И они сделали то же самое. Они пришли с мыслью, что этот Фа обязательно спасёт их и с полной уверенностью в Дафа. Тогда разве мы не должны только по одной этой причине спасти их? Мы непременно должны спасти их. Они когда-то были несравненно священными Богами».

Подумав, что всё происходящее – это планы старых сил, я решила этому противостоять. Я твёрдо решила, что независимо от происходящего, я останусь настоящей ученицей Дафа.

Милосердие и бескорыстие

На следующий день в камеру зашли двое полицейских. «Если вы напишете заявление, что прекратите практиковать Фалуньгун, то через 30 дней сможете вернуться домой. Если нет, то вас отправят в тюрьму, и вы потеряете работу».

«Я ничего не буду писать. Я не могу жить без Фалуньгун, – сказала я. – Я не нарушила никакой закон. Вы должны меня освободить».

Через две недели они снова вызвали меня на допрос. Когда я вошла в комнату, то увидела нескольких полицейских, включая Вана. В моём сознании я держала мысль, что Учитель поможет мне с милосердием и бескорыстием рассказать им правду о Фалуньгун. Я сказала, что на основании Конституции Китая, уголовного права и гражданского права, их действия были незаконными. В результате, мой арест и содержание под стражей приведут к тому, что они будут подвергнуты тюремному заключению на срок до трёх лет.

«Откуда вы всё это знаете?» – нервно спросил Ван.

«Мы все должны следовать закону. Только так мы можем себя защитить, – ответила я. – Пожалуйста, перестаньте жестоко обращаться с невинными практикующими Фалуньгун».

Ван просто замер на месте, ничего не делая и ничего не говоря, как будто злобные коммунистические элементы были удалены из его мозга. Я знала, что мне помогает Учитель.

Разговор с полицейскими из «Офиса 610»

Через несколько дней ко мне пришли полицейские из городского «Офиса 610». Я сказала им, что у меня имеются три требования: задержать тех, кто арестовал меня без ордера на арест, немедленно меня освободить и выдать мне компенсацию 100 000 юаней за финансовые потери и душевные страдания.

Одна из полицейских предложила нам просто поговорить. Я сказала ей, что Фалуньгун не то, о чём утверждает пропаганда, и поделилась моей личной историей. Я также вспомнила, что случилось со мной в исправительно-трудовом лагере в 2011 году. В течение двух лет мне не разрешали покидать камеру, кроме пользования туалетом. В результате недостатка кислорода у меня произошло кровоизлияние в мозг. Все моё тело опухло, а лицо деформировалось. «Но это ещё не всё, охранники все время заставляли меня отказаться от моей веры, заявив, что всё будет продолжаться, пока я не прекращу заниматься Фалуньгун»,- говорила я.

Я также рассказала им, что многие практикующие Фалуньгун являются основой общества, и они представляют будущее Китая. Кроме того, одна из участвовавших в преследовании полицейских позже погибла в автокатастрофе, и некоторые люди считали, что это связано с совершёнными ею плохими делами. Представители «Офиса 610» внимательно слушали то, что я говорила, и некоторые из них кивали головой.

Мирное сознание

Через несколько дней сотрудники прокуратуры обсуждали моё дело. Они сказали, что если меня не освободят через 37 дней, то мне вынесут приговор и посадят в тюрьму.

«Вы проходите через это уже шестой раз», – сказал один из полицейских в прокуратуре.

«Не совсем», – ответила я. Я сказала ему, что шесть раз я подвергалась жестокому обращению за мою веру и что всё, что они сделали в процессе моего преследования, являлось нарушением Конституции.

Затем он предложил освободить меня под залог. «По крайней мере, это лучше, чем находиться здесь», – сказал он.

Я сказала: «Это не то, чего я хочу. Я невиновна, и я должна быть безоговорочно освобождена. Здесь должны находиться и быть приговорены к тюремному заключению именно те полицейские, которые жестоко обращались со мной».

Вернувшись в камеру, я заглянула в себя и обнаружила, что все ещё храню чувство возмущения. То есть, я чувствовала несправедливое отношение к себе и хотела отомстить. Кроме того, у меня проявлялись эмоции, и я всегда хотела получить то, чего просила. Когда я разговаривал с офицером из прокуратуры, то не испытывала к нему милосердия и не смотрела на вещи с его точки зрения.

Поэтому я попросила Учителя помочь мне устранить в моём пространстве все пристрастия, помехи в сознании и обиду. Я стала следовать только планам Учителя, и у меня не было пристрастий. Я обнаружила, что моё сознание стало более чистым и ясным.

На 37-й день охранник сказал мне: «Если вы напишете заявление, то сможете вернуться домой; иначе вы попадёте в тюрьму».

«Спасибо, – ответила я, – я знаю, что делаю».

Эпилог

Во второй половине дня охранник подозвал меня и сказал, чтобы я собрала вещи и шла в офис. В офисе мне сказали, что могу идти домой.

Выйдя из центра заключения, я подошла к стоянке, где увидела полицейского Вана. За 18 лет преследования компартией Фалуньгун, этот когда-то молодой человек теперь стал взрослым мужчиной. Он выглядел таким же сильным, как другие полицейские, которых я видела.

Ван поднял вверх большие пальцы и сказал: «Многое произошло за эти годы, но вы никогда не сказали обо мне ничего плохого. Вы благородный человек».

Я стояла, не в силах сказать ни слова. Я знала, что, хотя эти слова вышли из его уст, это было также поощрение от Учителя, и так как у меня не было обиды на этого полицейского, то Учитель также убрал и его негативные чувства по отношению ко мне.

Оглядываясь назад, я вижу, что процесс избавления от осуждения и обиды занял у меня 37 дней. Поблагодарив Учителя, который помог мне на этом пути, я приняла решение, что с этого момента буду делать всё наилучшим образом.

То, что произошло дальше, было поразительным: своим небесным оком я увидела гигантскую силу, которая убрала все обиды и недовольство в моём пространстве и во Вселенной.

В «Чжуань Фалунь» Учитель сказал: «Хорошо или плохо, зависит от одной мысли человека…». К тому времени у меня появилось новое понимание этих слов. Недовольство было таким огромным. И несмотря на мои собственные усилия, именно Учитель помог мне его устранить. Теперь я действительно стала свидетелем демонстрации силы Закона.

Спасибо, уважаемый Учитель!