Falun Dafa Minghui.org www.minghui.org ПЕЧАТАТЬ

Конференция Фа практикующих материкового Китая. Учитель направлял меня в спасении практикующей, находящейся в заключении

14 ноября 2017 г. |   Цзинсинь, практикующий Фалуньгун из провинции Шаньдун

(Minghui.org) Практикующую по имени Ван из нашего района, которая находилась в центре заключения, освободили в конце 2016 года. Она рассказала нам о Яо,  практикующей из другого района, которая всё ещё оставалась в заключении в этом центре. Местный «Офис 610» пытался приговорить её к полутора годам тюремного заключения, и эта практикующая была очень подавлена.

Из-за враждебной среды в центре Яо не могла изучать Закон и выполнять упражнения. Она так отчаянно хотела поскорее освободиться, что во время первого судебного разбирательства признала себя виновной в сфабрикованных обвинениях.

Я сказала Ван, что мы не случайно узнали о Яо.

Учитель сказал:

«Дела другого человека – это твои дела, а твои дела – это его дела». («Проповедь Закона на конференции Фа в Вашингтоне, округ Колумбия, 2002 год»)

Мы думали о том, как спасти Яо. Учитель не хочет отказываться ни от одного ученика, и мы чувствовали, что несём ответственность за эту практикующую и за её освобождение.

Мы не знали никого из практикующих в районе, где жила Яо, поэтому связались с практикующими из соседнего района и попросили их выяснить, почему она была задержана. Однако никто ничего не знал о Яо и об обстоятельствах её ареста.

Мы решили связаться с родителями Яо и отправились на машине в деревню, где они жили, но заблудились по пути туда. Тогда мне в голову пришла мысль: «Ищи таксиста». После этого на обочине дороги мы увидели такси, водитель которого загружал что-то в багажник своей машины. Он подробно рассказал нам куда ехать.

Некоторое время мы ехали, а потом снова заблудились. У меня возникла мысль: «Иди на бензоколонку». Мы оказались рядом с автозаправочной станцией, от которой как раз отъезжал моторизованный трёхколесный велосипед. Когда я спросил у водителя как нам проехать, он улыбнулся и сказал: «Следуйте за мной. Я как раз туда еду». Мы понимали, что нас ведёт Учитель.

Наконец мы прибыли в деревню родителей Яо. Когда мы объяснили им причину своего приезда, супруги не захотели пойти на контакт. Тогда я сказал: «Что бы ни случилось, Яо – ваша дочь. Думаю, что вы не хотели бы, чтобы её содержали в тесной камере с более чем дюжиной других заключённых».

Отец Яо сказал: «Пусть она останется там. Иначе она будет распространять информационные материалы Фалуньгун, как только освободится».

Мы поговорили с матерью Яо, тоже практикующей Фалуньгун. Она сказала сквозь слёзы: «Мы с отцом поехали в город, где она находится в заключении, и попытались попасть в соответствующие правительственные учреждения, чтобы добиться её освобождения. Мы говорили чиновникам, что Конституция КНР гарантирует гражданам право на свободу убеждений.

Но эти ведомства только перекладывали ответственность друг на друга и ничего не делали. Мы пробегали туда и обратно больше четырёх месяцев, но так и не увидели нашу дочь. Никто не говорил с нами. Мы потеряли всякую надежду и почувствовали себя абсолютно беспомощными».

Мы понимали их страдания и пообещали матери Яо, что не откажемся от попыток спасти её дочь, как бы сложно это ни было. Мы должны рассказать общественности о преследовании, чтобы добиться её освобождения.

После ряда неудач в координации усилий по спасению Яо, мы связались с практикующими из района Яо и района её родителей. Практикующие нашего района тоже присоединились к этой работе.

Учитель направлял нас, и мы смело шли вперёд

Мы поделились нашим пониманием необходимости её спасения с практикующими района Яо. Все они согласились сотрудничать и отправлять праведные мысли.

Мы также узнали, что практикующие района Яо несколько раз связывались с её мужем, непрактикующим. В попытке освободить свою жену, муж Яо нанял адвоката, который убедил Яо признать вину в надежде, что суд вынесет более мягкий приговор. Мужчина искал пути спасения жены и потратил на это много денег. Но почти год не было никаких результатов.

80-летний практикующий из моего района решил отправиться с матерью Яо в город, где находилась в заключении Яо, чтобы добиться её освобождения. Мать Яо неохотно согласилась. Проведя более двух часов в пути, они посетили полицейский участок, прокуратуру, суд, центр заключения и другие соответствующие ведомства, но ни в одном из них не были приняты. Им удалось поговорить с охранниками о несправедливости преследования.

Расстроившись, мать Яо сказала: «Я же говорила, не надо было ехать. Я была здесь много раз. Нам даже не разрешают входить в офисы. Никто нам не поможет».

Другие соученики тоже жаловались. Некоторые думали, что это пустая и бесполезная трата времени. Некоторые практикующие из моего района сказали, что это проблема учеников другого района, а у нас есть много своих проблем, которые надо решать. Некоторые даже советовали мне отказаться от координации взаимодействия между соучениками районов.

Подумав об этом, практикующая Ван и я снова отправились к родителям Яо. Пока мы ехали, дул сильный ветер и шёл сильный снег, мы едва могли видеть дорогу. Но мы упорно продолжали ехать, и через некоторое время небо вдруг прояснилось.

Но, когда мы проехали дальше, снова начался сильный снегопад, а потом неожиданно небо снова стало ясным. Я понял, что Учитель подсказывает нам, что нужно двигаться только вперёд и не отступать, и что, как бы это ни было трудно, всё закончится хорошо. Мы встретились с родителями Яо и предложили нашу поддержку.

Затем мы попросили местного адвоката посетить Яо в центре заключения. Мы переписали некоторые каноны Учителя Ли и попросили адвоката передать их Яо. Адвокат испугалась, что потеряет работу, если материалы Дафа обнаружат.

Тогда мы договорились с адвокатом, чтобы она передала Яо несколько простых слов: «Решительность, праведные мысли и отрицание планов старых сил». Мы поговорили с адвокатом о Фалунь Дафа и преследовании, и она согласилась выйти из рядов Коммунистической партии Китая (КПК) и принадлежащих ей организаций.

После того, как адвокат посетила Яо в центре заключения, мы дали ей некоторую информацию о свободе вероисповедания и о том, что с точки зрения закона преследование компартией Фалуньгун преступно. Мы надеялись, что она сможет правильно отнестись к этой проблеме.

Каждый раз, встречаясь с адвокатом, мы передавали ей различную информацию, в том числе наиболее сильные примеры защиты практикующих Фалуньгун другими адвокатами. Когда мы в следующий раз опять попросили адвоката посетить Яо и передать ей переписанные каноны Учителя Ли, она охотно согласилась.

Со временем, после нескольких визитов адвоката в центр заключения, праведные мысли Яо стали сильнее. Через некоторое время адвокат позвонила мне и сказала, что судейские чиновники подозревают, что изменения в поведении Яо произошли из-за того, что она оказала на неё влияние во время своих посещений, и её это беспокоит.

Только после этого я начал смотреть на ситуацию с точки зрения интересов адвоката. Я сказал ей, что мы беспокоимся о её безопасности и последствиях, которые может повлечь её участие, в том числе для её профессиональной карьеры. Однажды, когда адвокат вернулась из центра заключения, я спросил её о состоянии Яо. И вдруг подумал, почему я забочусь только о заключённой практикующей, но не об адвокате и спросил: «Вы в порядке? В центре заключения было очень тяжело?»

Я уразумел, что бескорыстие и самоотверженность – это свидетельство повышения уровня практикующего в ходе совершенствования.

Практикующая Ван и я навестили родителей Яо за два дня до китайского Нового года. Это была наша шестая поездка. На этот раз мы ехали под дождём со снегом. Дорога обледенела. Ван не водит машину, поэтому не подумала о дорожных условиях. Она проложила мне маршрут по горной дороге, полной крутых подъёмов. Я ехал, обеими руками вцепившись в руль, и просил Учителя о помощи. Мои ноги онемели, всё тело было напряжённым. Наконец, через полчаса мы вернулись на ровную дорогу.

Родители Яо удивились, увидев нас. Мы снова сказали, что никогда не встречались с Яо лично, но практикующие Дафа формируют Единое Тело, и мы должны попытаться спасти её. Нам нужно работать вместе, чтобы освободить Яо. Отца Яо так это тронуло, что он сказал: «Сегодня только практикующие Фалунь Дафа могут так поступать!»

Когда вечером мы ехали домой, шёл снег, а когда приближались к дому, солнце стояло высоко в небе, хотя в это время уже должно было садиться. Я вдруг вспомнил стихотворение Учителя:

Небесные Тела ясные и прозрачные,

Миллионы кальп уже прошли –

И Вселенная посветлевшая.

«После Кальпы» из сборника стихов Учителя «Хун Инь»

Я знал, что Учитель поддерживает нас, чтобы мы не сдавались и продвигались вперёд.

Практикующие действовали как Единое Тело и практикующую Яо освободили

Мать Яо начала звонить начальнику центра заключения, где её содержали. Она много рассказывала о преследовании. Её ругали и проклинали. Мы делились опытом и поддерживали друг друга.

Практикующие из моего района звонили судье, ведущему дело Яо, и говорили о Фалуньгун и преследовании. Судья сначала плохо к этому относился и не позволял практикующим говорить. Но под влиянием настойчивости и милосердного поля энергии практикующих судья постепенно изменил своё отношение. Однажды он шесть или семь минут внимательно и терпеливо слушал объяснение практикующего и сказал, что скоро назначит новое слушание.

В середине февраля в местном суде района Яо прошло второе слушание по делу практикующей. Многие практикующие из её и моего района, а также из города, в котором живут родители Яо, поддерживали нас и отправляли праведные мысли около здания суда.

Во время слушания судья попросил Яо признать себя виновной, чтобы её раньше освободили. Адвокат, которого нанял муж Яо, рекомендовал то же самое. Яо это не затронуло. Её праведные мысли вновь стали твердыми в результате изучения Закона (мы попросили адвоката передать ей Книгу) и обмена опытом с соучениками.

Яо сказала праведно и с достоинством: «Свобода веры – неотъемлемое право каждого человека. Нет ничего плохого в вере в Фалуньгун». Какими бы обвинениями судья ни пытался заставить её признать вину, Яо была непоколебима и стояла на своём.

После того, как слушание было отложено, практикующие трёх районов обменялись пониманием: «Мы не должны сдаваться. Надо продолжать взаимодействовать, отправлять письма, разъяснять правду по телефону и отправлять праведные мысли». Практикующие моего района снова стали звонить председательствующему судье. Судья попросил практикующих не отправлять письма и не звонить ему. И тогда мы поняли, что злые факторы в другом пространстве не выдерживают давления.

Через несколько дней с практикующей Яо сняли все обвинения и освободили её. Я заплакал, когда увидел, как Яо выходит из центра заключения. Она не заговорила с нами, потому что не знала нас. В этот момент все мои мысли были только о том, как глубоко я благодарен Учителю!