Falun Dafa Minghui.org www.minghui.org ПЕЧАТАТЬ

Школьная учительница свидетельствует о преступлениях, совершаемых в психиатрических клиниках и центрах «промывания мозгов»

19 апреля 2014 г. |   кормление

(Minghui.org) «... Я посмотрела на себя в зеркало. Мои глаза косили, а волосы были растрёпаны. Пятно крови в уголке рта напомнило мне о пытке медпрепаратами, которую я недавно пережила, но подробности очень смутно помню. Слёзы текли по моим щекам. В результате преследования я больше не была похожа на нормального человека! Мои руки бесконтрольно дрожали, тело одеревенело, а конечности были неуправляемы».

Это отрывок из рассказа пенсионерки Чжан Пин, бывшей учительницы начальной школы № 4 округа Баоцин провинции Хэйлунцзян в Китае. Чжан много лет подвергалась репрессиям за то, что практикует Фалуньгун (Фалунь Дафа) ― мирную практику совершенствования души и тела.

Чжан начала практиковать Фалуньгун в апреле 1999 года. И всего за одну неделю она исцелилась от тяжёлой почечной инфекции, из-за которой была вынуждена досрочно уйти на пенсию. Остальные её болезни также исчезли. Однако её спокойная и мирная практика резко прервалась, когда Коммунистическая партия Китая (КПК) в июле 1999 года начала преследование Фалуньгун в общенациональном масштабе.

За последние 15 лет преследований Чжан прошла через жестокие издевательства и мучительные пытки. Её помещали в психиатрические клиники в общей сложности семь раз, дважды – в центры «промывания мозгов» и запирали в вольере с собаками. Зимой её раздевали до пояса и оставляли мёрзнуть на морозе, хлестали, прижигали сигаретами и обливали горячей водой, заковывали в тяжёлые кандалы, насильно вводили инъекции лекарств, разрушающих нервную систему, неоднократно поражали ударами электрических дубинок.

Когда началось преследование Фалуньгун, практикующие со всего Китая отправились в Пекин, чтобы подать апелляцию в Центральное бюро обращений. Они надеялись, что правительство услышит правду о Фалуньгун из первых уст, и что обращения помогут восстановить репутацию практикующих и их права на свободу вероисповедания, гарантированные Конституцией. Однако для многих, кто поехал в Пекин, это обернулось долгим и непрерывным циклом преследований.

Ниже приводится рассказ Чжан о преследованиях, через которые она прошла.

Первый арест и содержание в заключении: тяжёлые кандалы весом около 32 кг

В октябре 1999 года я отправилась поездом в Пекин, чтобы апеллировать в защиту Фалуньгун. По дороге в Центральное апелляционное бюро меня на улице арестовал полицейский и отправил в пекинское бюро по связям с городом Шуанъяшань провинции Хэйлунцзян. Апелляционное письмо, которое я везла с собой, было выброшено в мусорное ведро. В пекинском бюро я встретила ещё трёх практикующих Фалуньгун, задержанных там.

Хань Гуанцин из Управления политической безопасности округа Баоцин потребовал передать нас из Пекина в Баоцин. По прибытии в Баоцин 4-х практикующих Фалуньгун сразу заключили в окружной центр заключения №2. Когда мы вошли туда, нас начала снимать местная телекомпания, которая позже много раз передавала новости, клевещущие на Фалуньгун.

В центре заключения меня на несколько часов приковали наручниками к отопительной трубе в очень неудобной и болезненной позе на корточках. Затем меня на два дня привязали к орудию пыток под названием «скамья тигра». Поскольку я отказывалась отречься от Фалуньгун, меня подвергли мучительной пытке под названием «нести меч». Длительное время я находилась в наручниках в положении рук за спиной, когда одна была перекинута сверху через плечо, а другая снизу через подмышку. После этой пытки я не чувствовала рук в течение долгого времени.



Демонстрация пытки: наручники за спиной

Находясь в заключении, я продолжала выполнять упражнения Фалуньгун и читать книги. Чтобы помешать мне, охранник заковал мои ноги в три железные оковы, весившие по 14 и 9 килограммов.

Они доставляли мне сильную боль, и было чрезвычайно трудно передвигаться. Во время прогулки во дворе тюрьмы я должна была использовать верёвки, чтобы поднять эти три железные оковы. А чтобы уменьшить боль в кровоточащих лодыжках, я вставляла между оковами и ногами простыни.



Демонстрация пытки: тяжёлые кандалы

Несмотря на более чем двухмесячные пытки в центре заключения, я не отказалась от веры в Фалунь Дафа. Когда охранники и чиновники увидели, что я тверда в своей вере, глава округа Баоцин Хуан Чживэнь отвёз меня в психиатрическую клинику Цзямусы для дальнейшего преследования.

Психиатрическая клиника Цзямусы, в которой я перестала быть похожа на нормального человека

В психиатрической клинике меня заставляли принимать лекарства внутрь, а также делали  инъекции. Я сказала персоналу: «Я  практикующая Фалуньгун. Я не психическая больная. Я не нуждаюсь в лекарствах». В ответ они повалили меня на кровать, крепко зажали, силой открыли мне рот и влили туда лекарство. Вскоре я потеряла сознание. Когда пришла в себя, они повторили всё снова. Этот препарат вводил меня в постоянное  состояние сонливости.

Я вспоминаю тот день, когда посмотрела на себя в зеркало. Мои глаза косили, а волосы были растрёпаны. Пятно крови в уголке рта напомнило мне о пытке медпрепаратами, которую я недавно перенесла, но подробности очень смутно помню. Слёзы текли по моим щекам. В результате преследования я перестала быть похожа на нормального человека! Мои руки бесконтрольно дрожали, тело было скованным, а конечности перестали слушаться.

Лекарства, разрушающие нервную систему, применяли ко мне в качестве пыток, в стремлении заставить меня отказаться от моей веры. Через месяц я уже с трудом могла что-либо вспомнить. Меня довели до состояния психического заболевания, из которого я не могла выйти в течение длительного времени.

Снова психиатрическая больница Цзямусы: пытка препаратами и электрошок

После того, как меня освободили, я восстановила своё здоровье посредством выполнения упражнений Фалуньгун. В 2000 году я снова поехала в Пекин и на площади Тяньаньмэнь и развернула транспарант с надписью от руки: «Фалунь Дафа несёт добро. Истина, Доброта, Терпение ― это хорошо». Меня арестовали, после чего вернули в мой родной город с четырьмя другими практикующими. Нас содержали в центре заключения № 2 округа Баоцин.

За время пребывания в этом центре (в нём я находилась примерно около года) меня привязывали к скамье тигра, поражали током электрических полицейских дубинок, держали в наручниках и кандалах. Несмотря на пытки, я не сдавалась, таким образом, власти снова отправили меня в психиатрическую больницу Цзямусы.

Там я старалась не подчиняться их распоряжениям, потому что не была психически больна. Мне вводили седативные препараты, чтобы заставить спать, и проводили шокотерапию. Больничный персонал также мучил меня, используя наркотические средства. Я протестовала, объявляя голодовку, а меня в ответ жестоко принудительно кормили. Пытки надо мной продолжались ещё девять месяцев, пока в начальной школе № 4 округа Баоцин, где я раньше работала, не сказали, что у них больше нет денег оплачивать местному «Офису 610» моё пребывание в психиатрической клинике. Так моей семье удалось забрать меня домой.

Третье задержание: прижигание сигаретами и заключение в вольер к собакам-волкодавам

Зимой 2001 года меня снова арестовали в Пекине, когда я апеллировала в защиту Фалуньгун. Научившись на горьком предыдущем опыте, я не стала раскрывать им своё имя или адрес. Не зная, какому провинциальному бюро по связи меня передать, полицейский участок площади Тяньаньмэнь отправил меня в пригородное отделение.

В первую же ночь моего пребывания там, по приказу директора Лю Кэ меня привязали к кровати. А на следующий день он лично взялся допрашивать меня. Он прижигал мою руку сигаретой. В то время как я пыталась увернуться от ожогов, он плеснул мне в лицо горячей водой из кружки. Он пригрозил заморозить меня, пристегнув к дереву наручниками, но я всё равно отказалась выдать ему своё имя и родной город. Затем он вывел меня во двор и втолкнул в вольер к волкодаву, сказав: «Ты не отделаешься лишь пристёгиванием наручниками к дереву!» После этого он пошёл греться в помещение.

На улице снег покрывал землю в несколько дюймов высотой, а в вольере находилось два огромных пса. Я сидела там в течение длительного времени. Я плакала и говорила им: «Знаете ли вы, что ваши хозяева не могут отличить праведное от неправедного, и заперли меня здесь с вами? Знаете ли вы, что я практикующая Фалуньгун? Меня арестовали за верность принципам «Истина, Доброта, Терпение». Как жаль, что режим преследует такие хорошие ценности!» Собаки не тронули меня.

Когда сотрудники полиции вышли проверить ситуацию, то увидели, что я сидела там целая и невредимая. Они раздели меня до пояса и оставили мёрзнуть на улице в холодную ночь, и пригрозили затем бросить потом меня где-нибудь в глуши. Я испугалась и сказала: «Я практикующая Фалуньгун». По моему диалекту они определили, что я была из области Хэйлунцзян. Таким образом, они отправили меня в тюрьму на окраине Пекина и связались с правоохранительными органами моего района.

Два дня спустя полицейский Цян Ган из отдела политической безопасности полицейского участка округа Баоцин и Лю Шуньшао из местного «Офиса 610» забрали меня из тюрьмы и передали в центр заключения №2 округа Баоцин. Там меня продержали месяц.

За это время я призывала в тюрьме других практикующих изучать Закон и не принимать преследование. Впоследствии власти отправили меня в психиатрическую больницу Цзямусы в третий раз.

В психиатрической больнице в третий раз

В психиатрической больнице Цзямусы я в очередной раз отказалась подчиняться приёму лекарств. Мне насильственно вводили препараты в виде таблеток и инъекций. Какие именно лекарства мне вводили, я не знаю. Меня также неоднократно поражали током электрических дубинок.

В результате пыток психотропными медпрепаратами мой нос, рот и даже горло кровоточили, и я страдала потерей памяти. Мои руки бесконтрольно дрожали, а в ногах была слабость. Дикие мысли беспрестанно блуждали в моём сознании. На этот раз преследование продолжалось более двух месяцев.

За два месяца была трижды арестована и доставлена в психиатрическую клинику


Иллюстрация пытки : жестокое принудительное кормление

Утром 4 апреля 2008 г. я пошла в свою бывшую школу, чтобы рассказать правду о преследовании Фалуньгун своим коллегам. Во второй половине дня меня дома арестовала группа полицейских во главе с Ван Вэем из «Офиса 610» и Цян Ганом из полицейского участка округа Баоцин. Они снова отправили меня в психиатрическую клинику Цзямусы.

Я сказала врачу и медсёстрам: «У меня нет никаких психических проблем. КПК преследует меня потому, что я практикую Фалуньгун. Это преследование незаконное. Если вы будете настаивать на одурманивании меня препаратами, я обнародую все ваши поступки в международных СМИ. Мучить здорового человека в психиатрической клинике, чтобы заставить его отказаться от своей веры, является преступлением! Мои друзья-практикующие Фалуньгун расскажут своим родителям, детям, соседям и родственникам о ваших злодеяниях».

На этот раз клиника отказалась брать меня, и я смогла вернуться домой.

Но власти не отказались от своих планов и через три дня снова явились ко мне. На этот раз с ними было ещё больше людей, занимавших более высокие посты. Среди них Цян Гун из полицейского участка Баоцин, Сюй Сяомин из полицейского участка Чжэньси, Чжоу Мэй, партийный секретарь с моей бывшей работы, Лю Шуньчао из «Офиса 610», Ван Мин, партийный секретарь из Городского отдела образования и ещё несколько полицейских.

Они постучали в дверь и сказали мне, что я должна пройти обследование в психиатрической больнице, но я отказалась открыть им дверь. Таким образом, полицейские спрятались в засаде и ждали, когда я сама выйду. Когда я вышла, чтобы взять дров и приготовить себе обед, они похитили меня и отправили в психиатрическую клинику Цзямусы. Там меня травили медпрепаратами более 20 дней.

Менее чем через месяц после освобождения из психиатрической клиники, в конце мая 2008 года, власти местного «Офиса 610», полицейский участок и отдел образования ещё раз забрали меня из дома и доставили в ту же клинику. Там военный ветеран по имени Ян Сяохуа и мужчина по имени Жэнь приказали дежурной медсестре каждую ночь колоть меня лекарственными препаратами.

После двух месяцев пыток в психиатрической клинике меня перевели в центр «промывания мозгов» Учан, поскольку им так и не удалось заставить меня отказаться от моей веры.

Центр «промывания мозгов» Учан

В августе 2008 года меня перевели в центр «промывания мозгов» Учан, где надели наручники и пристегнули к ножке кровати. Сотрудник положил портрет Учителя Ли Хунчжи, основателя Фалуньгун, на пол и приказал мне сесть на корточки на фотографию.

Я отказалась: «Я не могу проявить такое неуважение к своему Учителю! Я не сяду на корточки на фотографию моего Учителя. Вы совершаете зло». В ответ на это сотрудник избил меня.

Многих других задержанных практикующих Фалуньгун и меня заставляли смотреть пропагандистские и клеветнические видеофильмы и телевизионные программы, а после их просмотра записывать свои мысли. Психологические пытки в центре «промывания мозгов» переносить было ещё сложнее, чем физические, а также пытки медпрепаратами в местах заключения и психиатрической клинике Цзямусы. Наконец, через месяц меня освободили.

Психиатрическая клиника в седьмой раз

После освобождения из центра «промывания мозгов» Учан я продолжила свои усилия по разъяснению правды, чтобы люди знали о праведности Фалуньгун и жестокости преследования. В апреле 2011 года меня снова арестовали. Лю Шуньчао и Ван Вэй из «Офиса 610», Цян Ган из отдела внутренней безопасности и Сюй Сяомин из местного отделения полиции доставили меня в психиатрическую клинику Ции в городе Шуаняшань.

Там меня привязали к кровати, чтобы ввести лекарства. В знак протеста против психиатрического насилия я объявила голодовку, за что меня принудительно кормили в течение восьми дней. Пребывание в психиатрической больнице длилось два месяца. Когда я совсем ослабла, меня отпустили.

Через два месяца меня снова направили в центр «промывания мозгов» Шуаняшань.

Заключение

На протяжении почти 15 лет преследования КПК подвергала меня психическим и физическим пыткам много-много раз. То, что я описала, лишь некоторые детали преследования, которые я перенесла. Можно представить, что находясь под стражей в психиатрической клинике с большим количеством психически больных людей, в постоянном страхе перед болезненными ударами электрическим током и принуждением глотать лекарства, разрушающие нервную систему, здоровый человек может легко сойти с ума.

Сегодня я хочу рассказать миру о злобном преследовании КПК, чтобы люди во всём мире не были обмануты ложью и пропагандой компартии. Это жестокое преследование группы честных людей, которые живут по принципу «Истина-Доброта-Терпение», могло произойти только в репрессивном, диктаторском режиме.

Версия на английском языке находится на: http://en.minghui.org/html/articles/2014/4/13/182p.html