Грубое насилие в исправительно-трудовом лагере Масаньцзя (провинция Ляонин)

Грубое насилие в исправительно-трудовом лагере Масаньцзя (провинция Ляонин)

В сентябре 2007 года я оказалась в исправительно-трудовом лагере Масаньцзя, где надо мной издевались всевозможными способами. В результате пыток моя левая рука всё ещё не восстановила чувствительность, а пальцы рук опухли у основания.

1. Принудительный труд

В самом начале моего заключения меня заставляли работать ежедневно с использованием белого клея (поливинилацетат, или ПАВ). ПАВ - это очень токсичное вещество, оно может вызывать аллергию, астму и другие респираторные проблемы. Вскоре моё давление стало подскакивать до 160/100 мм.рт.ст. В слюне появилась кровь, я испытывала трудности с дыханием, и возникли другие аллергические реакции. В ноябре 2007 года меня перевели в бригаду №1 и приказали работать в другом цеху.

В новом цеху всюду были разбросаны ватные пальто, и каждый был занят своей работой. Бригадиры (заключённые, назначенные командирами отряда, чтобы контролировать каждого) словесно оскорбляли и избивали заключённых по собственному усмотрению. С другой стороны, командиры отряда сидели в сторонке и болтали между собой, наслаждаясь при этом фруктами и другими деликатесами, которые приносили бригадиры, чтобы угодить им. Только когда кто-нибудь отказывался подчиняться бригадиру, лагерные начальники поднимались и наказывали провинившегося.

Бригадиры и начальники отрядов давали всего 2-3 дня каждому, чтобы приспособиться и изучить новое задание. В дальнейшем они постоянно увеличивали ежедневную нагрузку. Большинство заключённых было просто не в состоянии справиться с нормой. Тех, кто не мог справиться с работой вовремя, начинали оскорблять и заставляли стоять. И хуже того, их били по лицу и даже применяли электрические дубинки, и потом всё равно они должны были продолжать работу, пока не выполнят норму.

В конце декабря 2007 года заключённые отрядов №1 и №2 работали по 15-16 часов в день. Это продолжалось до того дня, пока однажды в 10 часов 30 минут вечера журналисты неожиданно нагрянули в цех и стали фотографировать и брать интервью. Они наугад поговорили с несколькими заключёнными, которые оказались практикующими Фалуньгун, и надзиратели тут же объявили, что пора заканчивать работу. С того дня нас не заставляли работать сверхурочно, но прибегали к другим уловкам. Например, смещали время окончания работы или заставляли нас работать в камерах.

2. Скована с вытянутыми руками

Протестуя против преследования, все заключённые практикующие отказывались подписывать формы «аттестаций», заполняемые надзирателями в конце каждого месяца. Когда я стала разъяснять правду о Фалунь Дафа и о преследовании начальнику отряда Чжан Чуньгуану, он не только не захотел слушать, но и запер меня в камеру, оборудованную всевозможными пыточными приспособлениями.

В этой особой камере были две двухъярусные кровати, расположенные с каждой стороны. Была глубокая зима, но Чжан Чуньгуан заставил меня сесть на бетонный пол и приковал мои руки в вытянутом положении к двум кроватям. В таком положении я оставалась три часа. После этого прибыли семеро надзирателей, среди которых были Чжан Чуньгуан, Ли Минюй, Чжоу Цянь, Чжай Яньхуэйи и Чэнь Цюмэй. Они приковали одну мою руку к верхней кровати, а другую – к нижней второй кровати. Когда они стали с силой бить ногами по кроватям, чтобы отдалить их, наручники глубоко врезались в мою плоть, и я испытывала такую пронзительную боль, что почти потеряла сознание, а руки и кисти посинели. В таком положении я оставалась 16 часов, а они то и дело приходили и снова принимались бить по кроватям ногами и трясти мои руки. Когда, наконец, эта пытка, которую они называют «сковывание вытянутых рук», прекратилась, мои руки были ужасно опухшими, а кожа была повреждена в 16-ти местах.

3. Необъяснимый анализ крови

12 мая 2008 года надзиратели приказали каждому сдать кровь, но не объяснили с какой целью это делается, и мы в дальнейшем не получили результатов анализа.

Я наотрез отказалась сдавать кровь и крепко вцепилась в дверь. Когда начальник дисциплинарного отделения Ван Яньпин вместе с двумя надзирателями не смогли сдвинуть меня, к ним присоединились ещё шесть человек, среди них Ли Минюй и Чжай Яньхуэй. И эти девять человек не смогли доставить меня в лабораторию, а втолкнули в помещение напротив моей камеры.

Когда им удалось положить меня на кровать, Ван Яньпин придавил мою голову вниз, а Ли Минюй крепко держал мою руку. Остальные наклонились надо мной и затолкнули мои ноги под кровать. Я кричала: «Фалунь Дафа несёт добро! Никто не смеет преследовать практикующих Фалуньгун! Зло будет наказано, а добро вознаграждено!» Я оказывала отчаянное сопротивление. С первой попытки им не удалось взять кровь. Ван Яньпин взял подушку и положил её мне на голову. Мне стало трудно дышать. В этот момент я ударилась левой стороной головы о стену и изо всех сил придвинула голову к стене, и благодаря маленькому пространству, образовавшемуся между моим лицом и стеной, я смогла избежать удушения.

4. Злоупотребление медицинскими препаратами

Надзиратели имели доступ к препарату Сусяоцзюсинь (лекарство в виде таблеток, применяемое для лечения стенокардии и ишемической болезни сердца), который могли произвольно применять на практикующих. Рекомендованная доза 4-6 таблеток в обычном режиме и 10-15 таблеток при сердечном приступе. Я была свидетелем многочисленных случаев, когда тюремщики заставляли практикующих принимать это лекарство. Дважды и мне давали это лекарство, хотя у меня не было проблем с сердцем.

Первый раз это случилось 15 ноября 2007 года, когда меня пытали методом «сковывание вытянутых рук», о котором упоминалось выше. Видя, что мне трудно дышать, Чжан Чуньгуан заставил меня принять семь пилюль Сусяоцзюсинь, и вскоре меня вырвало. Таблетки были очень эффективные, и через несколько минут моё давление упало до 40 мм. рт. ст., всё моё тело бесконтрольно дёргалось, и я сидела на корточках на полу.

Второй раз это произошло 7 октября 2008 года, когда мне заставили принять девять таблеток. В этот день все практикующие первого отряда отказались подписывать «аттестационные формы», и Ли Минюй и Чжан Чуньгуан приказали шестерым надзирателям вытащить нас из камер. Мы кричали: «Фалунь Дафа несёт добро! Фалунь Дафа – праведный закон!» Надзиратели избивали нас руками и ногами. Одни били по лицу, другие применяли электрические дубинки. Каждый раз, когда надзиратели пытались вытащить кого-нибудь из камеры, мы кричали: «Фалунь Дафа несёт добро». Надзиратели бегали из одной камеры в другую и избивали нас, но мы продолжали кричать: «Фалунь Дафа несёт добро». Всё это продолжалось три часа.

В конце концов, меня затащили в одиночную камеру Дунган, где мне сковали руки наручниками, а затем вытянули моё тело над нижней кроватью. Потом привязали руки к одной стороне верхней кровати, а ноги – к противоположной стороне нижней кровати.

Я сразу же почувствовала мучительную боль и покрылась обильным потом. Мне не хватало воздуха, как будто я оказалась в другом мире. Я не представляла, как выглядела в этот момент, но тюремщики тут же позвонили Сян, медсестре тюремной больницы, чтобы та дала мне таблетки Сусяоцзюсинь. Я сжала рот и отказалась принимать их. После нескольких неудачных попыток она приказала одному надзирателю зажать мне нос и стала бить меня по лицу. Когда я вынуждена была открыть рот, чтобы вздохнуть, она быстро втолкнула в меня таблетки.

Ван Яньпин схватил меня за волосы и бил по лицу, цинично приговаривая: «Посмотрим, как ты теперь осмелишься писать о нас в Минхуэй ». Услышав слово Минхуэй (китайская версия сайта Прозревшая Мудрость ), Пэн Тао присоединился к избиению, при этом приговаривая: «Ну, теперь посмотрим, как ты посмеешь писать о нас в Минхуэй )». Большой клок моих волос упал на пол. Затем пришёл ещё один надзиратель и принёс ещё таблетки. Я слышал, как кто-то закричал: «Прекратите! Мы уже дали ей девять таблеток!» Этот надзиратель ответил: «Вот это да! Я принёс ещё девять!»

Практикующие обычно каждое утро отправляли свои постельные принадлежности в Дунган (специальная камера, упомянутая выше) и забирали каждый вечер. Но это было только для показухи. Этим вечером после 8 часов, когда практикующие пришли в Дунган забрать свои постели, Лу Линь закричала: «Фалунь Дафа несёт добро!» и я присоединилась к ней. Ли Минюй и Чжан Чуньгуан немедленно обмотали широкую клейкую ленту вокруг моей головы, запечатав мне рот и нос. Когда они через 12 часов размотали ленту, мои волосы, прилипшие к ленте, оторвались. Квадратный метр пола под ногами был покрыт моими волосами.

В течение этого времени Ян Цзянь приходил три раза проверять меня. Каждый раз, когда он приходил, Чжан Чуньгуан стягивал мне наручники, чтобы усилить боль, которая становилась невыносимой. Когда они, наконец, спустя 23 часа отпустили меня, я перестала чувствовать руки, ставшие темно-фиолетовыми и покрытые язвами и обрывками кожи. На руках было 23 раны .

Следующие несколько месяцев я не могла даже держать чашку риса. Когда они пытали меня, Чжай Яньхуэй бил меня ногой по внутренней стороне верхней части левой руки, оставив тёмный отпечаток своего ботинка. Этот синяк долго не проходил. Мои руки были деформированы и атрофированы. Плечевые части рук распухли, и руки плохо функционировали.

Даже сегодня, спустя 20 месяцев после моих испытаний в октябре 2008 года, мои опухшие руки всё ещё немеют.

Версия на китайском находится на: http :// www . minghui . org / mh / articles /2010/7/9/226701. html

Cредства информации