Случаи преследования преподавателей и студентов, представленные на рассмотрение в ООН

Окт. 14, 2010 | Рабочей группой Фалуньгун по правам человека

Случаи преследования преподавателей и студентов, представленные на рассмотрение в ООН

За последние десять лет преследования Фалуньгун коммунистической партией Китая (КПК) многие преподаватели подвергались дискриминации, плохому обращению или даже лишались возможности преподавать из-за нежелания отказаться от своей веры. В то же время многие студенты, практикующие Фалуньгун, столкнулись с сильным давлением или даже были отчислены из учебных заведений.

Материалы по двум недавним случаям преследований были представлены в ООН Рабочей группой Фалуньгун по правам человека .

Один случай касается 28-летнего аспиранта Южного китайского ботанического сада при Китайской Академии Наук Юй Яоу, которому запретили защищать докторскую диссертацию. В конце своей диссертации, на странице, где находился список благодарностей от автора, Юй написал: «В первую очередь я хотел бы поблагодарить Фалунь Дафа». Руководство Ботанического сада отменило его защиту, первоначально намеченную на 4 февраля 2010 года.

По правилам Министерства образования Юй отправил свое заявление в соответствующий департамент и преподавателям, а также прошение о возобновлении защиты диссертации. Руководство не разрешило ему провести защиту. Сотрудник службы регистрации Ботанического сада, занимающегося домашними хозяйствами, рассказал ему, что его исключили из учебного заведения, а его карточка регистрации переправлена в его родной город. Сотрудники службы безопасности Ботанического сада звонили отцу Юя и оказывали на него давление с тем, чтобы он заставил своего сына посещать центр «промывания мозгов» в городе Гуанчжоу.

Другой случай касается Чжао Цзунжань, 45-летнего заслуженного преподавателя английского языка школы Чжаовантай в городке Фупин округа Фупин провинции Хэбэй. Из-за того, что Чжао Цзунжань практиковал Фалуньгун, его запугали и отстранили от преподавательской деятельности. Его дом подвергли обыску, а сам он был арестован и отправлен в исправительно-трудовой лагерь.

Во время Олимпиады 2008 года в Пекине Окружное бюро образования приказало всем сотрудникам школы Чжаовантай следить за Чжао Цзунжанем круглосуточно. В июле 2008 года школа представила документы Чжао Цзунжаня для дальнейшего продвижения по службе в Окружное бюро образования. Когда его жена пошла туда за дальнейшей информацией, ей сказали, что Чжао Цзунжань соответствует требованиям для дальнейшего продвижения, но он не должен обращаться с такой просьбой, потому что он практикует Фалуньгун. Отклонение было основано на письме от органов власти более высокого уровня, а также на основе решения, принятого в бюро образования.

Весь год, пока Чжао Цзунжань находился в тюрьме, школа Чжаовантай не выплачивала ему зарплату. Когда в 2008 году он был освобождён, ему было заявлено на работе, что его зарплата уменьшена. В марте 2009 года Чжао Цзунжань был уволен с занимаемой им должности преподавателя и стал работать школьным дворником. В сентябре 2009 года он был уволен и с этой должности.

Право на образование – одно из фундаментальных человеческих прав, тем не менее в Китае студенты подвергаются исключению из учебных заведений, а учителя – увольнению с работы за их веру в Фалуньгун. Этот феномен раскрывает всю суровость преследований. Асма Джахангир, специальный докладчик Организации Объединенных Наций по вопросам свободы религии и убеждений, в своем докладе на седьмой сессии Совета по правам человека (см. Комитет по правам человека 10/7 приписка 1 параграф 32) сказала, что она «подтверждает оценку ее предшественника, что, помимо доступных правовых действий против вредной деятельности, «не дело государства или любой другой группы или общины, действовать в качестве опекуна совести людей и поощрять, навязывать или осуждать любую религиозную веру или убеждение» (см. E/CN.4/1997/91, para. 99) Специальный докладчик далее заявила :

«Аналогично, во время обсуждения общего комментария №22 член Комитета по правам человека Розалин Хиггинс была «решительно против идеи, что государства могут иметь полную свободу действий, решая вопрос о том, что является, а что не является подлинной религиозной верой. Содержимое религии должно определяться самими верующими; что же касается публикаций, статья 18, пункт 3, существовала, чтобы не дать им нарушать права других лиц». Джахангир сказала, что она «очень обеспокоена продолжающимися нарушениями свободы религии и веры, от которых страдают ученики Фалуньгун». ( см . E/CN.4/2005/61, paras. 37-38; E/CN.4/2006/5/Add.1, para. 109; A/HRC/4/21/Add.1, para. 88)

Версия на китайском языке находится на: http :// minghui . ca / mh / articles /2010/10/2/230465. html

Статьи на ту же тему

видеофильм: Фальшивый огонь

Video

Десять лет мужества

Video

© Copyright Minghui.org 1999-2021