Учитель однажды сказал в одной из лекций, прочитанных  за пределами Китая : «Великий Закон имеет своё достоинство» и ещё: «Не каждый может постичь Закон».  Эти слова Учителя вели меня по моему пути всё это время, помогая исходить во всех моих действиях и в каждом сказанном мной слове в среде ординарных людей, из позиций Закона. После избавления от очередной привязанности и уразумения моих собственных проблем, мои мысли приходили в большее соответствие с принципами Дафа. И действительно, это по-настоящему имеет отношение к правильному пониманию соответствия в нашей жизни тому пути, по которому идут ординарные люди, правильному пониманию подлинной доброты ( Shan ), и рационального понимания взаимоотношений между ходом Исправления Законом и личным совершенствованием.

Из-за преследований силами зла учеников Дафа, я долгое время жил жизнью бездомного и пользовался финансовой помощью друзей. Во время праздника Дня Труда в начале мая моя жена и я посетили родственников, чтобы рассказать им правду о Дафа и найти временное место для нашего пристанища. Там, к сожалению, у нас случилось происшествие : сын наших родственников украл у нас несколько сотен долларов.

Моя жена предложила нам заглянуть внутрь и проанализировать этот инцидент, ведь раз он произошёл, значит, мы должны избавиться от какой-то своей привязанности или ложных убеждений, или обратить наше внимание на то, что мы сделали что-то не так.  Наш родственник и его семья были оченьобеспокоены и постоянно обвиняли сына. Моя жена старалась успокоить их, говоря: «Не беспокойтесь. Это не имеет значения. Не принимайте это всерьёз».  Я почувствовал, что её слова позволяют им полностью уклониться от ответственности. Я подумал: «Разве для ученика Дафа легче заработать деньги, чем для кого-то другого? Или это менее преступно украть деньги у ученика Дафа? В итоге, не поощряет ли это силы зла?» Без сомнения, мы должны заглядывать внутрь себя, ища наши собственные ошибки и упущения. Но смотреть в себя мы должны с высоты принципов Дафа; более того, это не даёт нам права потворствовать многочисленным дьявольским элементам.  Наши друзья финансово помогли нам, чтобы мы имели возможность лучше раскрывать правду о Дафа людям, и мы предъявляли к себе строгие требования всё это время. Почему мы всегда должны думать, что это наша личная вина, сталкиваясь с подобными проблемами? Не выходит ли так, что дьявол, пользуясь нашей добротой, использует пробелы в нашем сознании, чтобы нанести нам вред? Поняв это, я немедленно поделился с родственником своим мнением, отличавшимся от мнения жены, и сказал : « Мальчик должен взять на себя ответственность за кражу денег. Кража нескольких сотен долларов – это уголовное  преступление. Мы не можем согласиться с таким поведением. Это является поведением деградирующего сушества.Он должен взять на себя полную ответственность за этот акт. С другой стороны, мы надеемся, что его родители не будут испытывать психологическое давление. Мы хотим видеть вас живущими в добром здравии».

Зная моё отношение к этому и чувствуя твёрдость в моих деликатных  словах, родные немедленно начали пугать меня, используя свои человеческие аргументы: «Мы опасаемся, что наш сын беспечный и безответственный. Если мы донесём на него в полицию, он может раскрыть ваше местопребывания, что принесёт угрозу вашей безопасности.» В этот  момент моя жена разделяла с ними их тревогу за нашу безопасность и была согласна с их аргументами. Со своей же стороны, я видел в их явном беспокойстве за нашу безопасность, не что иное, как прямую угрозу. Я знал: мысли моих родственников не были праведными. Если бы я согласился с ними, я, фактически, нанёс бы им ушерб. Они пытались использовать наше Милосердие и наши неправедные человеческие мысли о страхе быть арестованными полицией. Тогда, я ответил недвусмысленно: « Надеюсь, что парень скоро возвратится. Но если он не вернётся на протяжении 24 часов,  - возможно, это будет для него неожиданностью,  - но я позволю себе смелость доложить о его поступке в полицию.»  На следующий день мой родственник сказал мне, что он обязательно вернёт нам деньги, в противном случае он не сможет поднять свои глаза перед родными и друзьями от чувства стыда до конца своей жизни. Я был счастлив, что он ясно понял этот принцип, и спокойно принял деньги, которые он мне возвратил от имени своего сына.

Однажды, когда мы обменивались своим опытом в самосовершенствовании, одна ученица сказала мне, что её муж всегда строит ей препятствия в совершенствовании, угрожая ей, избивая её, ругая и проклиная её. А сейчас он вынуждает её к разводу, выгоняя её. Я спросил её: «Если ты можешь воспринимать это без недовольства или гнева, без того, чтобы попросить для себя хоть какое-то пространство для жизни, и при этом, сохраняя праведную, ничем непоколебимую веру в Дафа, - чего ты вообще должна бояться  на этой земле? Ты – ученица Дафа и у тебя есть своё достоинство. Должен ли ученик Дафа, будучи Добрым и Милосердным ( Shan ), оставаться нищим, спать на улице и просить подаяние? Не потворствуешь ли ты дьявольским силам, стояшим за твоим мужем? Фактически, очень многие люди превратились в деформированных. Чем больше ты проявляешь своё добро в их среде, тем больше они используют это в своих интересах и стараются нанести тебе ущерб. После того, что ты очистишь свои собственные мысли, ты можешь сказать ему открыто и с достоинством: «Если ты хочешь развестись со мной только потому, что я занимаюсь  Фалунь Дафа, это твоё личное решение и оно остаётся за тобой. Однако, я имею право на часть территории в этой семье.  Затем, ты можешь послать свои праведные мысли, чтобы уничтожить зло, стоящее за ним. Попробуй сделать так.»  На следующий день один ученик рассказал мне, что когда она успокоилась и сказала это своему мужу открыто и благородно, её муж  был растерян и шокирован, сказав при этом: « Я думал, что вы, как практикующие, не имеете привязанности к деньгам и  имуществу и безразличны к этому.»  Она ответила: «Конечно, мы не привязаны ко всем этим вещам. Но ты хочешь воспользоваться всем этим, чтобы причинить вред ученику Дафа. Мы не боимся иметь деньги и имущество. Я имею право на свою часть от всего того, что принадлежит этой семье.» С тех пор её муж больше не поднимал этот вопрос и перестал быть таким беспричинно несправедливым, как раньше.

Мой дядя  и его жена раньше были практикуюшими Фалунь Дафа. Но под огромным давлением, после начала преследований Фалунь Дафа правительством Китая в июле 1999 г., они были напуганы силами зла и старались замаскировать свой страх, используя оправдания : « Оружие не может сравниться с рукой по своей силе» и «Это то, что называется диктат». В своём сердце они прекрасно понимали, что Дафа – хороший Закон, поэтому они продолжали тайно практиковать, когда никого не было рядом. Однако они скрывали свой страх, делая множество вещей, которыми занимаются обычные люди в своей жизни, например, изучали Тай-Чи и занимались танцами, и старались оправдать это, как намерение лучше соответствовать состоянию человеческого общества. Если кто-то из ординарныз людей заговаривал о Дафа  или даже нападал на Дафа, они делали вид, что не слышат этого, как будто это не имеет к ним никакого отношения и они никогда раньше не были частью Дафа. Они даже восприняли мои усилия разъяснять правду, как «вмешательство  в политику», «борьбу с людьми» и т.д. и  не хотели иметь никакого контакта со мной.

Однажды, когда я посетил их дом, чтобы отдать им новую статью Учителя, мой дядя  выругал меня и попросил больше никогда не приходить.  Я немедленно строго напомнил ему: « Вы приобрели так много хорошего, практикуя Дафа. Вы чётко знаете, что Великий Закон является наиболее праведным и режим Цзяня распространяет ложь, однако вы продолжаете смотреть на Дафа, используя загрязнённое человеческое сознание. Не потеряли ли вы свою человеческую совесть? Достойны ли вы быть учениками Дафа? Когда Великий Закон, который так улучшил и ваше тело и вышу духовность, подвергается разрушению силами зла, как вы можете быть такими равнодушными, безразличными и испытывать такой страх говорить о Дафа?  Вы даже меня боитесь, вашего родственника, пришедшего к вам в дом. Достойны ли вы после этого быть людьми? Я открыто и с достоинством занимаюсь совершенствованием по Дафа без малейшего страха или уклонения. Что я при этом приобрёл – это уважение моих коллег, бывших начальников, и некоторых полицейских, которые теперь уважают Дафа и Дафа учеников; я оставил в их памяти образ практикующего, живущего открыто и с достоинством. В то же время, из-за  продолжаюшихся преследований я оказался бездомным, но живу очень благородно, с ясным сознанием.  А как вы живёте? Вы не живёте, как люди или даже, как привидения, но влачите какое-то гнилое, жалкое сушествование. И это нормальное положение для человека?» Мои строгие слова, выражаюшие достоинство Дафа и наиболее праведные мысли ученика Дафа, шокировали их сердца и немедленно позволили им увидеть их собственную ложную позицию в отношении Дафа.

Была одна ученица, которая покинула свой дом, чтобы лучше утверждать и распространять Закон и отправилась на встречу со своим другом, в надежде разъяснить ему правду о Дафа. Неожиданно, её родители, её муж, её хороший друг и её начальник на службе вступили в заговор с полицией, в результате чего она была отправлена в классы «по промыванию мозгов».  Ученица поняла, что силы зла намереваются использовать её Доброту и воспользоваться её чувствами к друзьям и родным с целью нанести ей ущерб, как ученице Дафа. Однако, она не поддалась человеческим чувствам и лицемерным словам её родственников и друзей, которые утверждали, что делают это для её же добра.  Как ученица Дафа, она готова была защищать и утверждать Дафа, даже с риском для своей жизни и делать бесстрашно с праведной верой в душе.  В то же время, она разоблачила их поведение своими праведными мыслями и состраданием. Вскоре, устранив помехи и дьявольские элементы, которые контролировали их в других пространствах, она смогла помочь им осознать их ошибки и неправедные действия, а это, в свою очередь, привело к её немедленному  освобождению. Эти люди сейчас опять хорошо относятся к ней. В результате, она не только освободилась сама, но также освободила много других жизней, которые были вовлечены в эту ситуацию.

Другой ученик поехал в Пекин для утверждения Закона. Он не мог найти место, где бы он мог остановиться, так как во всех отэлях надо было предоставлять удостоверение личности, а это было опасно для него. В процессе поиска, он задавал себе вопросы: « Значит ли это, что я должен испытать ещё больше трудностей или это значит, что я должен избавиться от определённой привязанности? Он думал об этом с такой позиции, но довольно долгое время не мог найти ответа. Позже, он подумал: «Я пришёл в Пекин защищать и утверждать Закон, что является самым сокровенным и праведным поступком. Значит, мне должно сопутствовать всё наилучшее, наиболее праведное. Как это может быть допустимо, чтобы я не мог найти места, где бы остановиться поспать?» Сразу после прихода этой мысли, он нашёл прекрасный отэль, в котором не требовали к предъявлению удостоверение личности.

Чистое и наиболее праведное сознание ученика Дафа может расплавить даже алмаз. Если мы не гонимся за трудностями и невзгодами, не принимаем «грязное за прекрасное»,  достоинство Дафа проявится через нас. Это произойдёт потому, что в момент когда вас бьют, вы не станете думать о том, что вам отдают Дэ, а будете думать о том, что они преследуют Дафа, наносят ущерб Дафа. Когда у вас отнимут деньги и имущество, вы не станете думать о том, что вам отдают Дэ, вы вместо этого подумаете о том, что они сознательно разрушают Дафа и уничтожают его учеников. Когда они заключат вас в тюрьму, вы будете рассматривать это, как преследование, сознательно направленное на Дафа, вместо того, чтобы воспринимать это, как часть процесса вашего личного самосовершенствования. Всегда и везде вы должны рассматривать любое проявление сил зла, с точки зрения процесса Исправления Законом; вы не должны давать им ни малейшего повода воспользоваться вашими ошибочными мыслями и представлениями; и вы никогда не должны подчиняться или уступать никаким действиям сил зла, направленным на вас.

В апреле  прошлого года я был обманут и меня ареcтовали. Я ни в малейшей степени не чувствовал, что я находился на допросе, когда они заслушивали меня. Наоборот, я всесторонне и радостно каждому продемонстрировал чистое Милосердие ученика Дафа. Более того, моё главное сознание было очень ясным и я осознавал, что должен исправлять всё, что неправедно, в любой среде.  Они спросили  меня, попал ли я под арест затем, чтобы повысить свой уровень и сказали мне, что все ученики, которые находятся там, считают, что это хорошая среда для повышения их Синьсина. Я сказал им прямо: «Нет, это ни в коей мере не является подходящим для пребывания местом для таких благородных людей, как я. Я был похищен и обманом доставлен сюда. Это результат неразумного, беспочвенного преследования. Ни при каких обстоятельствах это не может рассматриваться, как подходящее место для ученика Дафа, чтоб он мог повысить свой уровень. Я надеюсь, что вы меня отпустите, как можно скорее.» Когда они спросили о том, что представляет собой моя семья, я перечислил им имена всех профессоров, докторов наук, глав университетов и т.д., среди чоенов моей семьи и родных, чтобы дать им узнать, какого характера люди занимаются Фалунь Дафа. Я сделал это, пытаясь вызвать у них понимание, что мы, ученики Дафа, высоко талантливые люди; многие из нас принадлежат к элите человеческого общества и далеки от той среды, где царит духовная пустота и поиск умственной пищи. Что бы они не говорили, я направлял разговор к вопросу о том, как стать порядочным человеком и что это значит. На протяжении всего этого времени, я вёл их, используя мою мощную праведную веру и главное сознание. В результате, они стали немного взволнованными и в их глазах можно было заметить выражение уважения ко мне. Из их сознания полностью исчезло намерение преследовать меня.

Находясь в тюремной камере, я не обвинял заключенных за то, что они дрались друг с другом. Вместо этого, я пытался призвать их к разуму: «Отвечая злом на зло, люди могут только научиться злу, потому, что вы высвобождаете зло, которое вы вытерпели от других, передавая его кому-то другому. Но если вы отвечаете на зло добром, люди могут научиться добру, и увидеть хорошее будущее. С тех пор, как милиционеры притворились хорошими по отношению к вам, хотя на самом деле они не были по-настоящему добры в своем сердце, вы могли почувствовать их зло, и это то зло, которому вы научились. Поэтому перевоспитание через трудовые лагеря, не могут изменить человеческую природу. Однако, Фалунь Дафа может изменить человека фундаментально, делая его склонным к доброте навсегда, и делая его человеком, который всегда стремится к Доброте и ищет Доброту». После того, как я сказал это, заключенные прекратили драки и стали больше считаться  друг с другом и лучше относиться друг к другу. Перед тем, как я оказался в исправительном центре, я слышал много трогательных историй практикующих о том, как они распространяли Дафа заключенным в тюрьмах, и о том, как легко поднять  свой уровень в тюремной среде. Но когда я сам оказался там, я был искренне удивлён, как это может быть подходящим местом для ученика?!

Тюрьмы наполнены грязными мыслями, грязным поведением и грязными словами заключенных. Поэтому я раскрывал им правду, и давал им возмодность узнать о Дафа из моего собственного опыта совершенствования. Однако, некоторые из них задавали мне вопросы просто с целью убить время, что наводило меня на размышление: «Как я могу говорить о Дафа каждому, как о какой-то обычной вещи? Разве это не богохульство по отношению к Дафа?» Таким образом, я сохранял свои мысли о распространении Дафа в тюрьме рациональными на протяжении всего моего курса заключения. И кроме того, как может такое грязное место, быть хорошим для совершенствования наших практикующих? Я серьёзно думал о том, что  должен оставить это место прямо сейчас, и делать то, что я должен делать для Дафа.

Вскоре после того, как я прибыл в исправительный центр, я попросил у охранников разрешения выполнять упражнения. Они не согласились и попросили заключённого в моей камере наблюдать за мной. Не спеша практиковать, я искал возможность разъяснять правду о Дафа работникам лагеря, когда они вызывали меня для допроса. Я рассказал им о сути совершенствования по Дафа, я пытался изменить их мысли и привязанности, которые были сформированы злом различными способами, я исправлял все, что было неправедным в их уме и сумел пробудить их хорошую сторону. В то время у меня возникла мысль, что я должен расплавить зло в их сознании моим самым чистым, самым праведным состоянием. Много раз, когда несколько охранников собирались вокруг меня, я разъяснял им правду, и вдохновлял их к Доброте своим радостным настроением, и своей твердой верой в Доброту.

Со временем, они все изменились, включая и милиционера, которого заключенные считали самым злым. Он сказал мне: «Ты можешь практиковать 10 минут на моей смене. Но не дольше». Я сказал ему: «Мне нужно 10 минут только для того, чтобы начать. Этого недостаточно». «Тогда 15 минут, самое большее». Я улыбнулся. Я знал, что нет  необходимости в дальнейшем споре – они изменялись на глазах. И не было разницы между обещанием парктиковать 15 минут или один час. С того времени, я всегда выглядел счастливым, охранники попросили меня не улыбаться перед заключенными из-за того, что они могут потерять страх, и тогда охране будет тяжело с ними справиться. Я сказал им, что я такой оптимистичный потому, что я совершенствуюсь по Дафа, и что это является моей настоящей природой. С тех пор, я всегда выглядел счастливым, когда я разговаривал с милиционерами. Заключенные стали подозревать, что у меня имеются какие-то особые отношения с милиционерами, которые отличаются от отношений с другими заключенными. Включая и тех, кто был самым сильным физически, потому, что когда они говорили с милиционерами, они могли только поднять свои головы, но гораздо менее они были способны на улыбку. Когда я выполнял упражнения, милиция даже помогала мне. Таким образом, заключённые никак не могли понять, что происходит и почему ко мне такое отношение.

Позже, от начальства пришло указание усилить надзор надо мной. Тогда камерный тюремщик попросил меня не распространять Дафа заключенным. Я сказал: «До тех пор, пока меня не попросят, я не скажу никому ни слова». Я знал, что люди любопытны, и что они будут спрашивать меня об этом. Более того, Дафа является самым величественным, и мы не можем говорить об этом где угодно, так как будто это является обычными словами и фразами. Поэтому, охранники проинструктировали тюремщиков, чтобы они сказали в камере, что никто не имеет права спрашивать о Фалуньгун. Я действительно не говорил ничего, и продолжал думать о Дафа во время работы, с улыбкой на своем лице на протяжении  всего времени. Я спокойно работал по 18 часов в день, улыбаясь, и не говоря ни слова. На следующий день, тюремщик поспешил сообщить охранникам, что: « Сила медитации этого человека действительно слишком мощная. Когда он не говорит ни слова, никто из нас не может ничего сказать». Несмотря на то, что  я не чувствовал никакого давления ни изнутри, ни снаружи этих высоких тюремных стен, я ясно осознавал, что должен оставить это место. Моё сознание было настолько спокойным, насколько спокойна и тиха  недвижимая вода, но оно было также и свободно настолько, насколько я желал этого. Ничто не могло повлиять на мой ум. Я сказал заключенным: «Вы даже не знаете срока вашего заключения, в то время как все мое находится в моих собственных руках. Фактически, все, что я должен был сделать, это сказать: «Я перестану практиковать», и они бы освободили меня. Но только из-за того, что я отказывался сказать это, я заключен здесь». Каждое слово, которое я произносил и все, что я делал, завоёвывало  уважение ко мне милиции и заключенных. Никто не доносил на меня, когда я практиковал. Милиционеры не говорили ни слова, если они видели, что я выполняю упражнения.

Однажды ночью подошла моя очередь дежурить. Было очень жарко. Потому я обдувал тюремщика и заключенных, которые спали вокруг меня. На мое удивление, тюремщик неожиданно вскочил на ноги и сказал мне в панике: «Сер, пожалуйста, не обдувайте нас. Это против принципов небес». Я сразу же перестал, не считая больше, что это было что-то доброе, что мне следовало делать. Спустя один месяц я был освобожден. Когда я уходил, камерный охранник не посмел подойти ко мне, потому что его глаза были наполнены слезами. Тюремщик был огорчён, что не смог  в последний раз поужинать со мной. Я записал по памяти каноны Учителя, которые я мог вспомнить, и оставил их ему.

Вернувшись в милицейский участок, меня попросили написать о моем отношении к Фалуньгун, о том, почему я выполнял упражнения Фалуньгун в исправительном центре, и о том, почему я распространял Дафа в тюрьме. Я ясно видел их злые намерения. Поэтому, я написал свои мысли о Дафа. И отказался писать что-либо еще. Они просмотрели это и сказали, что это не может быть одобрено. Они сказали в резкой и грубой манере, что я неисправим, раз посмел написать подобное, и что они отправят меня в заключение  в трудовой лагерь по перевоспитанию сроком на три года. Они добавили, что то, что я написал совершенно неприемлемо, и поэтому отдали мне написанное, прося меня переписать. Я не принимал ничего из того, что они предлагали мне, и отвергал в своем уме все, что они говорили. Я думал, что их просьба переписать  означала, что я не написал это с достаточной твердостью и уверенностью. Тогда я начал с самого начала: «Я думаю, что Фалунь Дафа  - это величайшая система  совершенствования по праведному Закону, который когда-либо был известен в истории». Я сфокусировал все свое сердце на этих словах. Это был мой ответ злу. После этого они немедленно освободили меня.

В прошлом октябре, руководители провинциального «офиса 610» попросили меня встретиться и поговорить с ними. Когда я имел дело с ними, я использовал праведную веру и мудрость каждый момент. Когда они в невежливой форме упомянули имя Учителя, я сказал им спокойно и разумно, но очень уверенно: «Вы должны уважать моего Учителя. Это основа нашего разговора. Иначе разговор не может продолжаться». Они посмотрели мне в глаза, и увидели непоколебимую праведность, исходящую из моего спокойствия. Они изменили манеру своего разговора. Хотя мы все время говорили и беззаботно улыбались, на самом деле, мы сражались для того, чтобы увидеть, кто мудрее и более мужественен. Каждое слово было, как сверкание и вспышка от удара кинжалов и мечей. Каждое слово было ловушкой. Они говорили со мной в таком ключе в течение всего дня, с решительной целью затмить мое главное сознание и получить то, что они хотели от меня. Но с самого начала, я глубоко осознавал их настоящее намерение, и смог разгадать все их лабиринты и обойти все ловушки с мудростью Дафа, ниспосланной на меня. В спокойной беседе было множество угроз, но все, что я смог выразить, это была твердая вера в Дафа. Наконец-то, не сумев найти ни одной бреши или чего-либо, что им было нужно, они сдались. После этого, я спокойно сказал им: «Если у вас все еще есть немного хороших намерений и правильного отношения к Фалунь Дафа, мы, практикующие Дафа, предложим вам спасение». У них не было выбора, как только выразить мне благодарность.

Позже я пошел в дом одной практикующей в другом городе. Ее муж является авторитетом в определённых научных кругах, и имеет степень доктора наук. После того, как он прочитал немного из моей статьи по обмену опытом, он проявил по отношению ко мне большое уважение. Он приготовил для меня самую лучшую спальню и свой кабинет, где я смог написать много статей по обмену опытом для утверждения Дафа в спокойной обстановке. А он сам перешел в  маленькую комнату с плохой вентиляцией, где он работал над планом развития в своей области. Многие практикующие не могли понять этого и говорили: «Он всегда был недоволен, когда мы находились у него в доме. Кто бы ни приходил туда, он всегда готовил душную, маленькую комнату. Это просто фантастика, что он был так добр к тебе, и отдал тебе лучшее. В это действительно трудно поверить». В моем понимании, если вы проявляете перед людьми свой  разум, мудрость, миролюбие и достоинство, присущее ученикам Дафа, тогда люди готовы иметь уважение к Дафа. Причиной, по которой он отнесся ко мне так хорошо, послужило то, что я использовал мудрость и достоинство Дафа. Хотя у меня нет достаточных знаний в его научной сфере, я попытался дать ему возможность взглянуть на предмет его научного изучения, исходя из другой точки зрения, используя мудрость, которую я приобрёл в процессе самосовершенствование по Дафа. Я сказал: «Профессор, я не обладаю большими знаниями в области ваших исследований, но мое понимание этого, которое я получил прежде, я думаю глубже, чем у любого студента с научной степенью, которого Вы обучали. Даже у Вас самого, возможно, нет такой пространственной широты  в вашем мышлении. Вся моя мудрость пришла от Дафа». Я сказал ему, шутя: «Профессор, Вы должны наградить меня степенью доктора наук». Профессор улыбнулся, говоря, что теперь будет по-настоящему изучать «Фалунь Дафа».


По поводу статьи «Достоинство Дафа»

Идеи, приведенные  в статье этого ученика, замечательны. Это то, чем совершенствование в ходе Исправления Законом отличается от личного самосовершенствования. Между тем, это демонстрирует твердую основу, построенную на личном самосовершенствовании. Если вы не обладаете Добротой ( Шань),   которая есть у ученика Дафа, тогда вас нельзя назвать  совершенствующимся. Если ученик Дафа не может утверждать Закон, тогда он не является учеником Дафа. Во время разоблачения зла, мы тоже спасаем все живые существа и совершенствуем наши собственные миры.

Ли Хунчжи

17 июля 2001 года

Китайская версия доступна на http://www.minghui.org/mh/articles/2001/7/17/13573.html